gingerra: (DM)
[personal profile] gingerra
Ой, как же здорово рассказано!  Съемки  "Анны Карениной"  Джо Райта и Тома Стоппарда  изнутри. Зачиталась. "Анна Каренина. Блогъ неизвестной актрисы".
(ссылка непосредственно на блог возможна только через этот форум, но она там сразу)

арод на съемки набрали просто как по заказу – все страшно милые, интересные и абсолютно сумасшедшие. Только безумец будет работать за такие деньги и такие часы. Много кого там было – всех не упомнишь, но очень скоро стало ясно, что у режиссера – просто инстинкт на выбор определенной категории безумцев, которые, как и я сама, готовы терпеть просто невообразимые физические лишения для того, чтобы только пожить несколько дней чужою жизнью.

Я всегда думала, что раньше всего утренняя смена начинается в больницах. Оказалось – ни фига подобного. Раньше всего работу начинают киношники. (и еще, чего я тогда по наивности не знала – так это того, что и заканчивают они позже всех. И когда они спят – мне до сих пор непонятно).

Мы выстроились в ряд, а напротив нас в выстроились костюмерши/визажисты/стилисты – все вооруженные до зубов. Из их наплечных сумок торчали ножницы, щетки, расчески, беспроводные щипцы для завивки, целые переносные саквояжи с гримом, сотни шпилек, булавок и иголок, и нитки любых расцветок, пилки, лак для волос, клей, вата, смывалки... И со всем этим хозяйством они ходят целый день меж актеров и то и дело набрасываются на ничего не подозревающих граждан. Стоите вы спокойно, ждете второго дубля, вдруг сзади раздается “Just a moment, darling” - Вас хватают цепкие руки и в одну секунду Ваш какой-нибудь развившейся куделек уже завит на горячие бигуди и полит лаком, и вот по Вашей физиономии уже прошлись кистью с пудрой, чтобы освежить грим, и кто-то уже лезет вам под нижнюю юбку и подкалывает ее английскими булавками, потому что она торчит из под верхней атласной, и еще вкололи 10 дополнительных шпилек, и прошлись щеткой по всему наряду – а Вы даже “А” не успели сказать. Работают потрясающе быстро и профессионально, и умудряются выскочить в последнюю секунду из поля зрения камеры, когда уже прозвучала команда “Мотор”.
"

...ACTION!!! – взревел режиссер. И тут случилось то, к чему я до сих пор не могу привыкнуть. Случилось просто какое-то колдовство. Как будто фотография разверзлась жизнью. Все задвигалось и завертелось. Грянул одновременно и отовсюду пронзительный вальс, закружились по катку фигуры в черных платьях, вздымая мелкую крошку льда, и Вронский в белом кителе на вороном коне въехал на сцену; мы (зрители) важно пошли прогуливаться вокруг катка, раскланиваясь друг с другом... И вдруг распахнулись двери, и оттуда хлынул сияющий свет, и оказалось, что за дверьми – золотая комната, и посередине - небывалой красы орнаментальный рояль, на котором играет юный гений - мальчик 13ти лет с завитыми кудрями. И из этих распахнутых дверей выехала, толкаемая тремя операторами в черном, гигантская камера на толстенных колесах, и бесшумно поехала между выделывающими пируэты фигуристами.. Это сооружение описало круг и остановилось точно напротив дверей, повернувшись к ним черным рылом. А из дверей на санях въехала ослепительной красоты Кира Найтли в серебряной длинной шубе и черной горжетке, в черной меховой шапке с алмазной булавкой. Сани толкал мужик с усами в таком полу-крестьянском наряде. Они поехали, рискуя столкнуться, между танцующими фигуристами, а за ними въехали другие сани, на которых сидела прекрасная Княгиня Бетси (Ruth Wilson) в салатно-зеленом наряде. За ними по льду ехала камера.
И все завихрилось и завертелись по катку под совершенно обезумевший вальс, из самоваров валил пар, снег кружился и вместе с ним кружились по катку пары. Вронский на коне пристально и серьезно смотрел на Анну, которая мило болтала с Бетси и не замечала его...
Keira (Medium)
Исчезла бутафория, пропал Лондон, сгинули все рабочие сцены, да и вообще не стало никакой сцены... Был только каток морозным днем в Петербурге в середине 19го века, были фигуристы, и мы, и Анна с Вронским, которые еще не знали, что их впереди ожидает, и что растает лед, в руины превратится театр, умрет вальс, задушенный революционными маршами, приедет Ленин на броневике, дамы в кринолинах умрут, состарившись, в коммунальных квартирах, затопчут солдатские сапоги легкую накидку, уроненную Бетси на лед... все, абсолютно все, кто сейчас живет и радуется в этой сцене морозного зимнего дня, умрут так или иначе... Но пока этого никто не знает, и мы, зрители, случайно проходившие мимо и остановленные чудесным зрелищем, с любопытством смотрим на рождение соблазнительнейшей петербургской драмы... “Мадам, как неожиданно Вас встретить здесь в этот чудный морозный день” – раскланивался со мной проходящий мимо усатый франт в длинном сюртуке с сигарой и в цилиндре. “Ах – какими судьбами, господин Красницкий – Вы здесь, очевидно, проездом из Варшавы” – мило отвечаю я ему.

-AND - CUT!!!! – раздался крик режиссера. Отчаянно пискнули последним аккордом скрипки. Все остановилось. Как будто обухом по голове стукнули. Я рухнула обратно в 21й век. Жали туфли, корсет, сволочь, опять стал давить под шубой. Товарищ режиссер, ну нельзя же так – раз, - и грубо обращать мираж в реальность. Мы же не привыкшие, нервы у нас на взводе. Было абсолютно полное ощущение, что нас просто резко вытряхнули из машины времени. Потом к этому чувству привыкаешь, но первый раз было очень неприятно. Так бы и стояла, застыв, глядя на круговорот фигур на солнечном  катке на фоне стрелки Васильевского острова.

Я в тот момент поняла, что хорошее кино – это волшебство. Своим звериным творческим инстинктом режиссер побеждает реальность и преображает атмосферу на площадке в ту, которую диктует ему его воображение. Какой-то фокус-покус, как будто заколдовывает всех. И вся грубая фанера, раскрашенная под мрамор, превращается в настоящий мрамор. А Кира превращается в Анну. Софиты превращаются в солнце, а искусственный снег – в самый что ни на есть реальный – мокрый и холодный. В общем, похоже на театр, - да это и есть театр! – догадался Штирлиц. Сразу стал понятен и лед в партере, и грубо сколоченный задник с видом Невы. Потом уже дошло до меня по мере съемок, что Том Стоппард, написавший сценарий для фильма, представил все действие как бы в театре, причем все участники одновременно являются и зрителями, и исполнителями. И мы все как бы смотрим пьесу, при этом сами же ее и исполняя. Такой конгломерат объекта и субъекта. А Джо Райт, режиссер, все это воплотил в реальные образы. Осознанное всей своей тяжестью рухнуло на мои хрупкие невыспавшиеся мозги, и, пользуясь тем, что нас выгнали из помещения, где куча операторов и рабочих стали двигать аппаратуру и расчищать снег для следующей сцены, я ринулась вон из павильона...
фотография   из  annakareninablogdrama (заходить через этот форум)

Profile

gingerra: (Default)
gingerra

October 2012

M T W T F S S
1 2345 67
89101112 1314
15161718 19 20 21
2223 2425 26 2728
29 30 31    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 12:36 am
Powered by Dreamwidth Studios